Пятница, 21 июня, 2024
spot_imgspot_img

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

spot_img

ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ

Путин показывает зубы: красные линии Кремля обрели шипы

Путин показывает зубы: красные линии Кремля обрели шипы

А ведь как весело, забойно и даже беззаботно все начиналось! Владимир Путин в первые минуты после начала встречи с руководителями международных информационных агентств в самом высоком небоскребе Европы в Санкт-Петербурге: «Вам не предлагали экскурсию по этому зданию?» Генеральный директор ТАСС Андрей Кондрашов: «Предлагали». Путин: «Не соглашайтесь… Из цепких лап господина Миллера (главы компании, которой принадлежит здание -МК) вам будет не вырваться. Часа три он рассказывает по деталям о каждом элементе этого здания». Но юморной тон действа продержался не очень долго. Отношения России и Запада, как известно, находятся сейчас «в цепких лапах» экзистенциального кризиса. И, как показали новые заявления ВВП, уже в ближайшее время этот кризис может стать еще более экзистенциальным.

В английском языке есть такое устойчивое выражение — usual suspects ( «обычные подозреваемые»). Применительно к подобного рода мероприятиям оно означает, что о вопросе, который президенту РФ задаст каждый его участник, можно с высокой долей вероятности догадаться заранее. Гостя из Японии волнует территориальная проблема и особенно планы Путина посетить Курилы: «Как вы считаете, у нас сейчас такая ситуация, что переговоры приостановлены, и если вы посетите эти территории, то наши двусторонние отношения получат еще больший удар?» Даме из Белоруссии необходимо, чтобы ВВП в очередной раз сказал что-то хорошее про Александра Лукашенко: «Вы знаете нашего президента уже около тридцати лет. Очень разные были времена. Тем не менее вам удавалось найти решения для любых вопросов… Насколько легко или сложно вам сейчас?»

Гость из Астаны тоже задает вопрос с заранее очевидным ответом: «Скажите, пожалуйста, каково будущее взаимоотношений между Казахстаном и Россией как соседних государств?» При этом и Путин (неверно — особенно Путин) и тот, кто у него спрашивает, в курсе, что в отношениях между Москвой и Астаной сейчас куча подводных камней. Но законы жанра требуют президента России произнесения возвышенного панегирика. И он этим законам, естественно, следует. К чему все это пропитанное раздражением отвлеченное предисловие? К тому, что есть еще одно английское выражение: elephant in the room («слон в комнате»), нечто крайне важное — но при этом то, что все якобы не замечают.

Сейчас в роли такого «слона в комнате» безусловно выступает последний раунд противостояния между Москвой и Западом. Страны НАТО разрешили официальному Киеву бить по «старой территории» России западным оружием. И все с замиранием сердца ждут: как же на это ответит Москва? Или, я должен сказать, ждали? Стефано Полли из итальянского агентства ANSA не счел возможным и дальше тонуть в местечковости и мелокотемье и игнорировать присутствие «слона» в помещении. Вопрос о главной теме ( а также года, и, если карта ляжет особенно неудачно, не побоюсь пафоса, всей истории человечества) наконец был задан по существу.

Ответ Путина состоял из трех компонентов. Первый из них — очевидный и стандартный: «Мы, конечно, будем совершенствовать наши системы ПВО. Будем их ( ракеты западного производства -МК) уничтожать». А вот второй компонент точно призван заставить западников всерьез задуматься: « Мы думаем на тему того, что если кто-то считает возможным поставлять такое оружие в зону боевых действий для нанесения ударов по нашей территории и создания проблем для нас, то почему у нас нет права поставлять наше оружие такого же класса в те регионы мира, где будут наноситься удары по чувствительным объектам тех стран, которые делают это в отношении России».

Чуть дальше, говоря о такой возможности, Путин заявил: «То есть ответ может быть симметричным». Ясно тем не менее, что о реальной симметрии речь не идет — в первую очередь потому, что опосредованный конфликт России и Запада на Украине симметричным не является. Россия участвует в этом конфликте сама, а Запад — через свое «доверенное лицо» в виде официального Киева. У России, если говорить о других масштабных конфликтах с участием Запада, таких «доверенных лиц» нет. В прошлом — где-то, скажем, до 2021 года — Москва могла бы подкинуть